Меню

Как правильно выглядит платье фрейлины

Придворное форменное платье. Часть 1

Друзья, этим обзором я открываю цикл небольших статей о придворной жизни царской России. И начнем мы его с женского парадного платья.

Поворот в придворной моде от европейского платья, так любимого Петром I, обратно к русскому произошел во время царствования Екатерины II. Возможно это связано с тем, чтобы утвердиться немке по происхождению на русском престоле. Сохранилось несколько ее портретов в стилизованных нарядах, напоминающих русское платье.

Более менее значимые дворцовые события (большие балы, собрания и приемы) принято было проводить в русском платье. Такой дресс-код начал появляться именно в царствование Екатерины Великой, а при каждом последующем правителе закреплялся еще сильнее и строже.

Уже во время коронации Павла I было предписано в «Объявлении экспедиции церемониальных дел» следовать некоторым требованиям в одежде. Так дамам предписывалось быть одетыми в кринолины черного бархата с таким же шлейфом и юбкой.

Война 1812 года также повлияла на светскую моду тем, что дамы в знак протеста не желали более говорить по-французски и одеваться в платья французского покроя. Хотя до этого дамскую моду Франция уже более полутора столетия диктовала всей Европе.

Например, на портрете ниже это уже и не французское платье в стиле ампир как у героини Льва Николаевича Толстого Наташи Ростовой, но и русским народным сарафаном его все-таки не назовешь. Есть элементы от первого (линия талии под грудью) и от второго.

Портрет княгини Барятинской с дочерью Ольгой (Роберт Лефевр, 1817 г.)

Вот еще несколько изображений, передающих дух той эпохи.

Скотти Михаил, «Портрет графа Кутайсова с детьми»

Основную роль в появлении на свет так называемого русского придворного платья сыграл Николай I, которого отличала страсть к всяческого рода порядку.

И вскоре были подписаны императором два документа: «Положение о гражданских мундирах» (для мужчин) и «Описание дамских нарядов для приезда в торжественные дни к Высочайшему двору» (соответственно, для женщин).

Это фрагменты из документа «Положения о гражданских мундирах».

Нам же более интересен второй документ, который был снабжен описанием дамских туалетов для светских мероприятий.

В том же 1834 году вышел альбом с однотипными рисунками придворных фасонов.

Наряд состоял из бархатного верхнего платья со шлейфом (треном), откидными рукавами а-ля боярскими, с разрезом, открывающим юбку из белого материала (обычно атласа), с золотым или серебренным шитьем. Все дамы без мужей должны были иметь повойник или кокошник произвольного цвета с белым вуалем, а девицам — повязку также произвольного цвета и так же с вуалем.

Наряд дополняли высокие, выше локтя белые перчатки, шелковые или лайковые.

На многих парадных портретах или фотографиях можно заметить то, что правая перчатка снята и вложена в кисть руки. Этому есть свое объяснение — церемониальный этикет. Так делали, приближаясь к высокопоставленному лицу, алтарю, или Богу. С одной стороны, это означает разоружение (рыцарские времена с их доспехами дают о себе знать), а с другой стороны — это открытость и искренность замыслов. А все вместе это значит признание власти царя и демонстрацию миролюбивых намерений.

Все весьма строго было определено вплоть до мелочей. Даже узор вышивки на парадных платьях был прописан. Это колосья и виноградная лоза, которые совместно друг с другом в религиозном искусстве символизируют причастие.

Издавна на Руси золотым шитьём богато украшались царские, княжеские и церковные наряды. Сначала только из золота, а затем и из серебра изготовляли очень тонкую проволоку, которой затем по спирали обвивали льняные или шёлковые нити, или же использовали в вышивке непосредственно саму проволоку. Такое шитье выполняли на дорогих тканях (тафта, атлас, парча, бархат). Поэтому и материал, и готовые изделия получались очень дорогими. Не каждый мог себе такое позволить.

По этой же причине вышивка золотом или серебром выполнялась всегда только с лицевой стороны, чтобы сэкономить материалы.

Придворное платье просуществовало в своем первозданном виде вплоть до революции 1917 года. Изменялись лишь незначительные детали такие, как, например, положение талии (чуть выше или ниже).

Согласно занимаемому статусу (Табелю о рангах) было предписано дамам носить форменное придворное платье определенного цвета.

Самый низший, но самый и многочисленный дамский чин — это фрейлины.

Фрейлины императрицы должны были появляться в красном платье с золотым шитьём (фрагмент альбома представлен ниже). Кроме того, фрейлинам полагалось носить на левой стороне фрейлинский бриллиантовый шифр на голубой андреевской ленте. О нем отдельная статья.

Портрет М.П. Кикиной (Волконской) в парадном форменном платье фрейлины худ. П.Соколов

Музейный экспонат, дошедший до наших дней

В1826 году тот же Николай I, так любивший во всем порядок, установил комплект фрейлин в 36 человек. Ими обязательно должны были быть незамужние девушки (на выданье). После же удачного замужества, чему способствовало нахождение при дворе в этом статусе, фрейлину отчисляли. Список так сказать «действительных» фрейлин ежегодно публиковался в адрес-календаре Российской Империи.

Эти так называемые свитные фрейлины состояли не только при императрицах, но и при великих княгинях и великих княжнах.

Фрейлинам великих княгинь полагалось платье красного бархата, но с серебряным шитьем в отличии от фрейлин императрицы.

Фрейлина великой княгини Екатерины Михайловны (внучки Павла I) Бельгард Варвара Валериановна

Фрейлина великой княгини Елизаветы Федоровны (сестры императрицы Александры Федоровны) Козлянинова Екатерина Николаевна на двух фотографиях ниже.

Фрейлины великих княжон должны были появляться при дворе уже не в красном, а в светло-синем наряде с золотым шитьём.

Здесь на фрагменте картины «Коронация императора Александра III и императрицы Марии Федоровны» художника Ж.Беккера мы видим самую крайнюю левую даму в светло-синем форменном платье.

А вот и картина целиком

Следующая категория — наставницы великих княжон должны были носить как и их воспитанницы, синий цвет с золотым шитьем, но более темного оттенка.

Наставница при великой княжне Ольге Николаевне Анна Алексеевна Окулова (худ. П.Орлов).

Статс-дамам и камер-фрейлинам полагался зелёный бархат с золотой вышивкой и на левой груди портрет императрицы на голубой андреевской ленте.

Обычно камер-фрейлинами становились фрейлины самые близкие и, хорошо зарекомендовавшие себя. Поэтому их количество было весьма ограничено (примерно 4-6). Это была самая высокая для незамужних дам должность. Замужество подразумевало под собой автоматическое отчисление из фрейлин или камер-фрейлин, как об этом уже писалось.

Статс-дамы (вторая по численности группа при дворе) находились в ведении обер-гофмейстерины. Обычно ими становились жены важных и видных мужей. Это статусный чин в прямом смысле этого слова.

Особых обязанностей ни у камер-фрейлин, ни у статс-дам не было. Разве, что отвечать за придворный дамский штат.

Стоит отметить то, что как правило в категории статс-дам, наставниц великих княжон (о которой шла речь чуть выше) и гофмейстерин (о которых ниже) попадали женщины в возрасте с опытом или заслугами. Поэтому в их униформу был внесен небольшой нюанс — полагалось носить вместо перчаток рукава буфы да бы скрыть возраст, берущий свое. Ведь по правилам перчатки должны были плотно облегать руку, их было тяжело надевать и они быстро растягивались, приходилось их часто менять из-за этого. Да и не всегда это выглядит эстетично на старческих телесах.

Читайте также:  Выкройка платья для собаки мелкой породы

Но, как мы видим на портретах, это не всегда соблюдалось — обладательницы относительно молодых и относительно стройных рук охотно пользовались перчатками вместо объемных бесформенных рукавов.

Статс-дама времен Николая I Елизавета Алексеевна Паскевич

Особые обязанности у статс-дам, как у особо заслуженных дам, были во время придворных церемониях. Например на этой картине венчания на царствование Александра III кисти И.Н. Крамского слева можно заметить даму в зеленом придворном платье.

А при крещении младенцев царской семьи статс-дамы несли подушку с самим младенцем на церемонии.

На картине М. Зичи «Крещение Николая Александровича» слева вверху можно разглядеть со спины статс-даму.

На фото ниже запечатлены слева на право статс-дама времен Александра II Софья Дмитриевна Толстая, статс-дама времен Николая II Мария Михайловна Голицына и камер-фрейлина Екатерина Петровна Ермолова.

Ниже два музейных экспоната, дошедших до наших дней. Как вы видите, эту в эту категорию входили уже достаточно не молодые дамы, поэтому эти наряды отличает большая «прикрытость» плечей и рук.

Гофмейстерины при фрейлинах (высшее придворное дамское звание) получили малиновый наряд с золотым шитьём и рубашку с рукавами буфф. Эти дамы заведовали придворным дамским штатом и канцелярией императрицы или великих княгинь. В их обязанность входило ежедневное представление дам, явившихся к его высочеству.

Обычно эту должность занимали после нескольких лет работы в должности статс-дамы. Звания гофмейстерины могли получить только замужние или вдовствующие дамы.

Портретов гофмейстерин в соответствующих платья мне найти не удалось — их было достаточно мало при царствующем дворе.

Как видно из Альбома самый популярный цвет — красный. Картины придворной жизни того времени так им и пестрят.

Фрагмент и сама картина худ. Г. Виллевальде — Присяга Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича Николая Александровича в Георгиевском Тронном зале Зимнего дворца.

Придворный дамский штат делился на придворных дам свиты (о которых было уже сказано) и на городских придворных дам.

Последние же для участия в церемониях вызывались повестками, а их наряды также должны были соответствовать установленным эталонам, но с небольшой оговоркой: дамам, приезжающим ко двору, дозволялось иметь платья различных цветов, любого покроя и с различными узорами, кроме тех, что носили придворные дамы.

На этом фрагменте уже упомянутой картины видно все разнообразие цветов этих платьев (и голубой, и розовый, и желтый).

Золотого шитья могло и не быть вовсе на бархатном платье, как на фото ниже мы видим расшитый белый корсаж и юбку, а вот бархат платья не тронут совсем вышивкой.

Не все аристократы могли себе позволить такую роскошь.

Известно, что фрейлинам шились платья из средств казны, а вот, например, обладателям мужских придворных чинов приходилось это выполнять за свой счет. Стоимость вышивки была запредельная, и иногда покупали чиновники старые мундиры и отдавали их в перешивку. А ведь люди были не бедные.

Стоит сказать, что члены императорской фамилии также должны были следовать придворному дресс-коду. Все тоже самое, но только вышивки на их платьях было не сравнимо много. Узоры и цвет отличались.

Портрет Марии Федоровны (жены Александра III) худ. В.Е. Маковский

А вот еще одно прекрасное парадное платье уже Александры Федоровны (жены Николая II).

Известно, что малейшие отклонения от установленного образца вызывали гнев Николая I. Отступления были только у детей: девочкам не положено было носить шлейф, декольте и много украшений. Великим княжнам с 11 лет полагалось носить розовое бархатное платье.

На портрете в.к. Ольга Александровна

А это платье одной из дочерей Николая II.

Обратите внимание на головные уборы. Прическу по вышеназванному приказу Николая I следовало укомплектовывать дамам «повойником или кокошником произвольного цвета с белым вуалем, а девицам повязку, равным образом произвольного цвета и также с вуалем». Это единственная часть дамского туалета, в которой фантазия и финансовые возможности каждой придворной дамы воплощались, как только могли.

Посол Франции Морис Палеолог отмечал этот блеск российского двора: «По пышности мундиров, по роскоши туалетов, по богатству ливрей, по пышности убранства, общему выражению блеска и могущества зрелище так великолепно, что ни один двор в мире не мог бы с ним сравниться. Я надолго сохраню в глазах ослепительную лучистость драгоценных камней, рассыпанных на женских плечах. Это фантастический поток алмазов, жемчуга, рубинов, сапфиров, изумрудов, топазов, бериллов — поток света и огня».

Благодаря такому художнику-хроникеру, как Михай Зичи, у нас есть возможность рассмотреть придворный костюм светских дам на различных торжественных мероприятиях.

Коронация Александра II в Успенском соборе Московского кремля 26 августа 1856 года (худ. М.Зичи).

Поздравления Александра II 1 января 1863 года дипломатическим корпусом. (М.Зичи).

Свадьба великого князя Александра Александровича и великой княгини Марии Федоровны, 1867(М.Зичи).

15 мая 1883 г. торжественная трапеза по случаю коронования АЛЕКСАНДРА III, 15 мая 1883 г. (М.Зичи)

А это уже коронация Николая II и Александры Федоровны (Лауритс Регнер Туксен)

Тронная речь Николая II во время открытия I государственной думы в Зимнем дворце, 1909

Фрагмент аналогичной картины (Попов В.)

В моем блоге вы можете найти продолжение этой темы — в ближайшие несколько дней выйдет продолжение.

Источник

Любовницы на полставки. Как фрейлины при дворе сохраняли секреты и браки царей

Коллаж © L!FE Фото: © wikipedia.org

» src=»https://static.life.ru/posts/2017/02/969428/57a18cb76994e960e1a584d56142e3f5.jpg» loading=»lazy» style=»width:100%;height:100%;object-fit:cover»/>

Какие качества были обязательными для приближённых императрицы, и как они «переквалифицировались» в царских любовниц.

Балы, богатые женихи, шикарные наряды и дорогущие украшения — к такому получала доступ фрейлина императрицы. Это ли не работа мечты? Какое «резюме» было необходимо для того, чтобы занять такую сладкую должность, и на что были готовы пойти конкурентки в борьбе за неё?

«Постельные», «мамки», «нянюшки» и всевозможные помощницы у цариц и княжон были ещё со времён Рюриковичей, а то и раньше. Но официальные должности «придворные девки» получили при Петре I в 1722 году. Женские придворные должности были закреплены в «Табели о рангах» (закон, где квалифицировались военные, гражданские и придворные чины). Виной тому «командировки» Петра в Европу — во Франции Пётр подсмотрел дамскую иерархию двора.

Читайте также:  Свадебный платья у кого широкие бедра

В соответствии с «табелем» придворные дамы делились на: обер-гофмейстерин, жён действительных тайных советников, действительных статс-дам, действительных камер-девиц, гоф-дам, гоф-девиц, камер-девиц. Если гофмейстерины отвечали, например, за канцелярию императрицы, то камер-девицы могли заниматься в основном менее ответственными делами, но при этом имели доступ в покои государыни.

При Петре I и его супруге Екатерине табель строго не соблюдался. Окончательно перечень должностей и званий сложился в конце XVIII века.

Обер-гофмейстерина — заведовала придворным женским штатом и канцелярией императрицы, высшее звание

Гофмейстерина — представляла государыне дам, явившихся на аудиенцию. В праздничные дни надевала бархатное верхнее платье малинового цвета и белую юбку с золотым шитьём

Статс-дама — де-факто большую часть времени занималась маленькими детьми императора. Статс-дам можно было без проблем отличить в дни торжеств по бархатному зелёному платью с золотым шитьём и белой юбке

Камер-фрейлина — старшая придворная должность для незамужних. В её обязанности входило обслуживание «различных потребностей» императриц. Ходила в наряде, подобном статс-даме

Фрейлина — было званием, жалующимся наиболее часто

(1881 год: 189 фрейлин из 203 придворных дам). Камер-фрейлинами и фрейлинами могли быть только незамужние.

В XVIII веке фрейлинами становились в основном представительницы знатных фамилий. Обязательным условием к концу столетия стало «быть девицей». Как только девушка выходила замуж — её повышали в звании или, наоборот, разжаловали. Историк Павел Карабанов упоминает даже о пятилетних фрейлинах, «получивших» должность за заслуги отцов. Средний возраст таких «специалистов» сложился в XIX веке и составил 15–18 лет.

Коллаж © L!FE Фото: © wikipedia.org

В первую очередь было необходимо родиться в знатной семье. Императрицы могли сделать исключение на такой «минус в резюме», но редко. Так, ко двору принимали, например, лучших студенток Смольного института благородных девиц. Только попасть в последний, а тем более заслужить там звание лучшей было неимоверно тяжело.

Сами же девушки должны были обладать обаянием, яркой внешностью (не всегда это было равно красивой). При отборе претенденток учитывались знание языков и придворного этикета, умение петь и играть на музыкальных инструментах, танцевать. Одним из требований было умение держать себя при дворе.

Периодически императрицы шли наперекор принятой системе и главным требованием считали не внешность или знания, а благонравность своих подчинённых. Так, фрейлина жены «царя-освободителя» Александра II (который отменил крепостное право в России) Анна Тютчева писала в своём дневнике, что двор правительницы в целом красотой или высокими манерами не отличался. Зато к большинству дам было не придраться в плане репутации (ну не нравились они мужчинам). Чаще к подобным мерам прибегали, чтобы удержать императора от очередного «похода налево». Помогало далеко не всегда.

Коллаж © L!FE Фото: © wikipedia.org

Первой обер-гофмейстериной стала свояченица (сестра жены) фаворита Петра I Александра Меншикова. Варвара Арсеньева, как пишет историк Казимир Валишевский, не отличалась красотой (современники вспоминают о её горбатости), но имела много других завидных качеств. К примеру, была весела и общительна, чем забавляла царицу.

Что именно стало основным фактором, благодаря которому девушка попала ко двору, — неизвестно. Историки выделяют несколько возможных версий. Как отмечает Елена Майорова («Личная жизнь Петра Великого», 2011), она была любовницей императора Петра I. Вильбуа описывает Варвару дурнушкой, но очень умной и злой. «Пётр любил всё необыкновенное. За обедом он сказал Варваре: «Не думаю, чтобы кто-нибудь пленился тобою, бедная Варя, ты слишком дурна; но я не дам тебе умереть, не испытавши любви». И тут же при всех повалил её на диван и исполнил свое обещание», — пишет он.

Она также была родственницей его фаворита Александра Меншикова. Кроме того, Екатерина I была не прочь иметь в своём штате хоть одну «страшненькую» фрейлину, чтобы сильнее выделяться на её фоне. А сама Екатерина, как пишут, была «не голливудской» внешности. Арсеньева была допущена до всех секретов императрицы и знала, наверное, даже больше, чем могло большинство придворных дам. Во дворце у неё даже были свои комнаты — «Варварины палаты».

Закончила, правда, она монахиней. Дело в том, что вскоре после смерти Петра I в 1725 году его фаворита отправили в ссылку в Берёзов «со всей фамилией». Варвара даже после трагедии, как отмечает Казимир Валишевский, оставалась влиятельной дамой при дворе. Поэтому инициаторы отправки Меншиковых в Сибирь насильно постригли её в монахини.

Любовница «на полставки»

Д.Г. Левицкий. Репродукция картины «Портрет Екатерины Нелидовой». Коллаж © L!FE Фото: РИА Новости

Романы императоров и будущих правителей с фрейлинами были делом вполне обычным. При дворе живо обсуждали новую любовную историю, хотя ни у одной из них практически не было шансов закончиться свадьбой. Эти «милые интрижки» едва не приводили к крупным скандалам. К слову, Игорь Зимин упоминает, что у таких девушек даже было специальное звание — «дама для особых услуг».

Бытует легенда, что жена Петра I Екатерина специально содержала при дворе симпатичных девушек, чтобы все загулы любвеобильного супруга были под контролем. Причём попытки последовательниц императрицы поступить иначе и набрать «только страшненьких» не сильно меняли результат. Можно сказать, мода была такая — переспать с фрейлиной. А лучше не один раз.

Так, Николай I был в «определённых отношениях» с Варварой Нелидовой, а его отец — Павел I — с её теткой по имени Екатерина. Обе были фрейлинами при императрицах.

Дальше всех русских правителей в отношениях с любовницами пошёл император Александр II. Так, минимум три его романа с фрейлинами закончились громкими скандалами. Первый из них был около 1833 года, когда в тот момент ещё наследнику престола было 15 лет. Избранницей цесаревича стала фрейлина его матери, Александры Фёдоровны, Наталья Бороздина. Свидетельств о романе практически не сохранилось. Фрейлина Александра Смирнова-Россет писала в своих воспоминаниях, что девушку с «распоряжения императриц» выдали замуж за чиновника Министерства финансов Гавриила Каменского.

Следующая пламенная любовь с фрейлиной случилась у Александра в возрасте 20 лет, в 1838 году. И если прошлая фаворитка была дочерью русского генерала, то с родословной Калиновской всё обстояло значительно хуже. Во-первых, она была католичкой. Во-вторых, Ольга принадлежала к сравнительно знатному дворянскому роду в Польше. Тем временем Александр начал заикаться о своём намерении жениться, что вызвало шок в семье правителей: ну совсем неподходящей партией была фрейлина Калиновская. Итог: Александра вместе с воспитателем отправляют под предлогом учёбы в Европе искать себе невесту. На этом любовная история не заканчивается: когда Александр возвращается в Петербург в 30-х годах XIX века, роман вспыхивает с новой силой. Тогда за дело берётся отец Александра — император Николай I.

Читайте также:  Платье для осени классическое для женщины

После нескольких (едва ли приятных) разговоров Калиновскую отлучают от двора и отправляют в Польшу. Там родственники не только принимают опальную фрейлину, но и выдают замуж за (внимание!) бывшего супруга её покойной сестры, богатейшего польского магната Иеренея Клеофаста Огинского. В браке у них даже рождается сын. В свою очередь, Александр в 1841 году женится на Марии Гессен-Дармштадтской, предложение которой было сделано во время поездок по Европе.

Александр II и княгиня Екатерина Долгорукова с детьми. Коллаж © L!FE Фото: © wikipedia.org

Казалось бы, на этом история должна закончиться, но… В 1857 году Александр II во время военных учений по случаю 150-летия Полтавской битвы знакомится с дочерью князя Михаила Долгорукова Екатериной. Самой девочке к тому моменту было десять лет. Знакомство прошло незаметно для царя, а вот в жизни ребёнка оставило неизгладимые впечатления. Через много лет в книге воспоминаний Екатерина писала, что не могла забыть Александра с первой минуты. Через два года умер её отец, «промотав» своё имение перед этим. Император узнал об этом и распорядился всю осиротевшую семью взять под свою опеку. Так, две сестры Долгоруковы по достижении подросткового возраста оказались в Смольном институте. В 1865 году 17-летнюю уже студентку представили императору.

Как ни странно, он её вспомнил. Завязался бурный роман, который через 14 лет (после смерти супруги-императрицы) перерос в… брак. Влюблённые были разного социального положения, а пятеро детей, рождённых Екатериной, не считались законными наследниками российского престола. После смерти царя в 1881 году Екатерина мигрировала в Ниццу, так как неприязнь знати к ней в России, по её словам, была слишком велика.

За царицей — хоть на смерть

София Карловна Буксгевден (справа) с матерью Людмилой Петровной Осокиной. Коллаж © L!FE Фото: © wikipedia.org

Самоотверженность фрейлин порой просто поражала. Так, за любовь правительницы они бесстрашно могли отправиться за решётку или на верную смерть. В этом плане очень показательна история, например, Софьи Буксгевден, которая отправилась за царской семьёй в Тобольск и выжила только чудом.

Софья стала «сессионной» фрейлиной при императрице в 19 лет, в 1904 году: то есть девушек приглашали на определённое время, когда, к примеру, кто-то из основных фрейлин заболевал или были необходимы дополнительные силы. Так, первый «срок» Буксгевден был шесть недель. Потом — перерыв в семь лет.

В 1911 году девушка сопровождала семью во время их летнего отдыха на яхте «Штандарт». «Штатной единицей» она стала в 1912 году, когда получила от императрицы Александры Фёдоровны бриллиантовый шифр с вензелем (это произошло в честь 300-летия дома Романовых на престоле). Государыня даже дала ей произвище — Иза.

Так я отправилась в Царское Село. Моя мать снабдила меня бесконечным списком письменных инструкций. На другом листе был список «Не делать», подчёркнутый красным карандашом, — написала Софья в своих воспоминаниях

Когда в 1917 году царскую семью направили в ссылку в Тобольск, Софья решила следовать за ними. Она устроилась жить в частной съёмной квартире в городе. Дело в том, что фрейлину не пустили в тот дом, который снимал император.

Историки вспоминают, что Софья старалась ни на шаг не отходить от императрицы, только изредка уезжая ночевать домой. В 1918 году она отправилась в Екатеринбург. В дом Ипатьевых, где царскую семью расстреляли в июле 1918 года, Софью не пустили.

Позже в мемуарах Софья написала, что бежала из России через Сибирь, Японию и Северную Америку. Жила в Копенгагене, а затем в Лондоне.

— Императрица не ошиблась в своей фрейлине. Иза Буксгевден последовала за царской семьёй в Сибирь и только чудом уцелела. Заняв денег у Сиднея Гиббса, она сумела пересечь Сибирь и через Китай выбраться в Англию, — пишет Игорь Зимин («Детский мир императорских резиденций. Быт монархов и их окружение», 2010).

Любопытно, что не осталось ни одной фотографии после миграции Буксгевден. Сама бывшая фрейлина вспоминала, что её жизнь оборвалась в 1918 году.

Коллаж © L!FE Фото: © EAST NEWS

Сами фрейлины в мемуарах пишут, что их работа была совсем непростой. Нужно было постоянно иметь возможность «включиться в дела».

— Надо было быть полностью в курсе дел двора. Надо было знать дни рождения важных особ, дни именин, титулы, ранги и т.п., и надо было уметь ответить на тысячу вопросов, которые государыня могла задать… Рабочий день был долгий, и даже в недели, свободные от дежурств, фрейлина должна была выполнять обязанности, которые не успевала выполнить дежурная, — писала в своих мемуарах приближённая Александры Фёдоровны (жены Николая II) Анна Вырубова.

Конечно, фрейлины были «опасными шпионами», так как знали всё об императрице — в том числе её настроение.

— Преобладающей страстью в ней было желание знать новости и тайны двора раньше всех прочих, — пишет фрейлина Анна Тютчева про свою «коллегу» Нину Пилар, состоявшую при дворе жены Александра II, Марии Александровны. («При дворе двух императоров (воспоминания и фрагменты дневников фрейлины двора Николая I и Александра II)», 1990).

Как пишут историки, с фрейлинами советовался едва ли не весь императорский двор. Особое значение они имели в конце XVIII — XIX веках. Ведь кто, как не приближённые государыни, знают, в каком настроении правитель, стоит ли к нему подходить. Да и обо всех возможных переменах при дворе «личные фрейлины» узнавали одними из первых. Только подружиться с ними было тяжело: не рисковали девушки тёплым местечком ради повода посплетничать.

Приближённость к императрице и прочие плюсы профессии налагали, с другой стороны, огромную ответственность и множество соблазнов. Так, у тех, кто имел доступ в покои императрицы, перед глазами было множество украшений, стоимость которых прямо упиралась в космос. Однажды камер-фрейлина жены Петра I Екатерины попалась на краже царских драгоценностей. При обыске у неё в комнате нашли бриллиантовые украшения и платья императрицы.

К этому прибавилось, что, как оказалось, Гамильтон не слишком следила за собственным языком и обсуждала со своим любовником — царским денщиком Иваном Орловым (личный слуга) — подробности из спальни государей. К тому же по двору ходили слухи, что она убила как минимум одного из своих новорождённых. По совпадению, он мог оказаться ребёнком не Орлова, а лично Петра. Проверить это уже не было возможности.

Марию Гамильтон казнили в 1719 году. Историки свидетельствуют, что Пётр поднял отрубленную голову, поцеловал её в губы, а после уехал прочь.

Источник