Меню

Легкий ветерок развевался как воздушное бальное платье

Юрий Олеша — Беспокойный день доктора Гаспара Арнери — Глава 1: Сказка

Время волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле. Всё это выдумки и сказки для совсем маленьких детей. Просто некоторые фокусники умели так ловко обманывать всяких зевак, что этих фокусников принимали за колдунов и волшебников.

Был такой доктор. Звали его Гаспар Арнери. Наивный человек, ярмарочный гуляка, недоучившийся студент могли бы его тоже принять за волшебника. В самом деле, этот доктор делал такие удивительные вещи, что они действительно походили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с волшебниками и шарлатанами, дурачившими слишком доверчивый народ.

Доктор Гаспар Арнери был учёный. Пожалуй, он изучил около ста наук. Во всяком случае, никого не было в стране мудрей и учёней Гаспара Арнери.

О его учёности знали все: и мельник, и солдат, и дамы, и министры. А школьники распевали про него песенку с таким припевом:

Как лететь с земли до звёзд,

Как поймать лису за хвост,

Как из камня сделать пар,

Знает доктор наш Гаспар.

Однажды летом, в июне, когда выдалась очень хорошая погода, доктор Гаспар Арнери решил отправиться в далёкую прогулку, чтобы собрать некоторые виды трав и жуков.

Доктор Гаспар был человек немолодой и поэтому боялся дождя и ветра. Выходя из дому, он обматывал шею толстым шарфом, надевал очки против пыли, брал трость, чтобы не споткнуться, и вообще собирался на прогулку с большими предосторожностями.

На этот раз день был чудесный; солнце только то и делало, что сияло; трава была такой зелёной, что во рту даже появлялось ощущение сладости; летали одуванчики, свистели птицы, лёгкий ветерок развевался, как воздушное бальное платье.

– Вот это хорошо, – сказал доктор, – только всё-таки нужно взять плащ, потому что летняя погода обманчива. Может пойти дождь.

Доктор распорядился по хозяйству, подул на очки, захватил свой ящичек, вроде чемодана, из зелёной кожи и пошёл.

Самые интересные места были за городом – там, где находился Дворец Трёх Толстяков. Доктор чаще всего посещал эти места. Дворец Трёх Толстяков стоял посреди огромного парка. Парк был окружён глубокими каналами. Над каналами висели чёрные железные мосты. Мосты охранялись дворцовой стражей – гвардейцами в чёрных клеёнчатых шляпах с жёлтыми перьями. Вокруг парка до самой небесной черты находились луга, засыпанные цветами, рощи и пруды. Здесь было отличное место для прогулок. Здесь росли самые интересные породы трав, здесь звенели самые красивые жуки и пели самые искусные птицы.

«Но пешком идти далеко. Я дойду до городского вала и найду извозчика. Он довезёт меня до дворцового парка», – подумал доктор.

Возле городского вала народу было больше чем всегда.

«Разве сегодня воскресенье? – усомнился доктор. – Не думаю. Сегодня вторник».

Доктор подошёл ближе.

Вся площадь была запружена народом. Доктор увидел ремесленников в серых суконных куртках с зелёными обшлагами; моряков с лицами цвета глины; зажиточных горожан в цветных жилетах, с их жёнами, у которых юбки походили на розовые кусты; торговцев с графинами, лотками, мороженицами и жаровнями; тощих площадных актёров, зелёных, жёлтых и пёстрых, как будто сшитых из лоскутного одеяла; совсем маленьких ребят, тянувших за хвосты рыжих весёлых собак.

Все толпились перед городскими воротами. Огромные, высотою с дом, железные ворота были наглухо закрыты.

«Почему закрыты ворота?» – удивлялся доктор.

Толпа шумела, все говорили громко, кричали, бранились, но толком ничего нельзя было разобрать. Доктор подошёл к молодой женщине, державшей на руках толстую серую кошку, и спросил:

– Будьте добры, объясните, что здесь происходит? Почему народу так много, что за причина его волнения и почему закрыты городские ворота?

– Гвардейцы не выпускают людей из города…

– Почему же их не выпускают?

– Чтобы они не помогли тем, которые уже вышли из города и пошли к Дворцу Трёх Толстяков.

– Я ничего не понимаю, гражданка, и прошу меня простить…

– Ах, да неужели вы не знаете, что сегодня оружейник Просперо и гимнаст Тибул повели народ, чтобы взять штурмом Дворец Трёх Толстяков?

– Да, гражданин… Вал высок, и по ту сторону засели гвардейские стрелки. Никто не выйдет из города, и тех, кто пошёл с оружейником Просперо, дворцовая гвардия перебьёт.

И действительно, грохнуло несколько очень далёких выстрелов.

Женщина уронила толстую кошку. Коша шлёпнулась, как сырое тесто. Толпа заревела.

«Значит, я прозевал такое значительное событие, – подумал доктор. – Правда, я целый месяц не выходил из комнаты. Я работал взаперти. Я ничего не знал…»

В это время, ещё дальше, ударила несколько раз пушка. Гром запрыгал, как мяч, и покатился по ветру. Не только доктор испугался и поспешно отступил на несколько шагов – вся толпа шарахнулась и развалилась. Дети заплакали; голуби разлетелись, затрещав крыльями; собаки присели и стали выть.

Началась сильная пушечная стрельба. Шум поднялся невообразимый. Толпа наседала на ворота и кричала:

– Долой Трёх Толстяков!

Доктор Гаспар совсем растерялся. Его узнали в толпе, потому что многие знали его в лицо. Некоторые бросились к нему, как будто ища у него защиты. Но доктор сам чуть не плакал.

«Что там делается? Как бы узнать, что там делается, за воротами? Может быть, народ побеждает, а может быть, уже всех перестреляли!»

Читайте также:  Выкройка отрезного платья с резинкой

Тогда человек десять побежали в ту сторону, где от площади начинались три узенькие улички. На углу был дом с высокой старой башней. Вместе с остальными доктор решил забраться на башню. Внизу была прачечная, похожая на баню. Там было темно, как в подвале. Кверху вела винтовая лестница. В узкие окошки проникал свет, но его было очень мало, и все поднимались медленно, с большим трудом, тем более что лестница была ветхая и с поломанными перилами. Нетрудно представить, сколько труда и волнений стоило доктору Гаспару подняться на самый верхний этаж. Во всяком случае, ещё на двадцатой ступеньке, в темноте, раздался его крик:

– Ах, у меня лопается сердце, и я потерял каблук!

Плащ доктор потерял ещё на площади, после десятого выстрела из пушки.

На вершине башни была площадка, окружённая каменными перилами. Отсюда открывался вид по крайней мере километров на пятьдесят вокруг. Некогда было любоваться видом, хотя вид этого заслуживал. Все смотрели в ту сторону, где происходило сражение.

– У меня есть бинокль. Я всегда ношу с собой бинокль с восемью стёклами. Вот он, – сказал доктор и отстегнул ремешок.

Бинокль переходил из рук в руки.

Доктор Гаспар увидел на зелёном пространстве множество людей. Они бежали к городу. Они удирали. Издалека люди казались разноцветными флажками. Гвардейцы на лошадях гнались за народом.

Доктор Гаспар подумал, что всё это похоже на картинку волшебного фонаря. Солнце ярко светило, блестела зелень. Бомбы разрывались, как кусочки ваты; пламя появлялось на одну секунду, как будто кто-то пускал в толпу солнечных зайчиков. Лошади гарцевали, поднимались на дыбы и вертелись волчком. Парк и Дворец Трёх Толстяков заволокло белым прозрачным дымом.

– Они бегут… Народ побеждён!

Бегущие люди приближались к городу. Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки.

Бомба просвистела над площадью.

Кто-то, испугавшись, уронил бинокль.

Бомба разорвалась, и все, кто был на верхушке башни, кинулись обратно, вниз, внутрь башни.

Слесарь зацепился кожаным фартуком за какой-то крюк. Он оглянулся, увидел нечто ужасное и заорал на всю площадь:

– Бегите! Они схватили оружейника Просперо! Они сейчас войдут в город!

На площади началась кутерьма.

Толпа отхлынула от ворот и побежала с площади к уличкам. Все оглохли от пальбы.

Доктор Гаспар и ещё двое остановились на третьем этаже башни. Они смотрели из узкого окошка, пробитого в толстой стене.

Только один мог выглянуть как следует. Остальные смотрели одним глазом.

Доктор тоже смотрел одним глазом. Но и для одного глаза зрелище было достаточно страшное.

Громадные железные ворота распахнулись во всю ширину. Человек триста влетели в эти ворота сразу. Это были ремесленники в серых суконных куртках с зелёными обшлагами. Они падали, обливаясь кровью.

По их головам скакали гвардейцы. Гвардейцы рубили саблями и стреляли из ружей. Жёлтые перья развевались, сверкали чёрные клеёнчатые шляпы, лошади разевали красные пасти, выворачивали глаза и разбрасывали пену.

– Смотрите! Смотрите! Просперо! – закричал доктор.

Оружейника Просперо тащили в петле. Он шёл, валился и опять поднимался. У него были спутанные рыжие волосы, окровавленное лицо и шея обхвачена толстой петлёй.

– Просперо! Он попал в плен! – закричал доктор.

В это время бомба влетела в прачечную. Башня наклонилась, качнулась, одну секунду задержалась в косом положении и рухнула.

Доктор полетел кувырком, теряя второй каблук, трость, чемоданчик и очки.

Источник

Три толстяка — Юрий Олеша

Часть первая. Канатоходец Тибул

Глава I. Беспокойный день доктора Гаспара Арнери

Время вол­шеб­ни­ков про­шло. По всей веро­ят­но­сти, их нико­гда и не было на самом деле. Всё это выдумки и сказки для совсем малень­ких детей. Про­сто неко­то­рые фокус­ники умели так ловко обма­ны­вать вся­ких зевак, что этих фокус­ни­ков при­ни­мали за кол­ду­нов и волшебников.

Был такой док­тор. Звали его Гас­пар Арнери. Наив­ный чело­век, ярма­роч­ный гуляка, недо­учив­шийся сту­дент могли бы его тоже при­нять за вол­шеб­ника. В самом деле, этот док­тор делал такие уди­ви­тель­ные вещи, что они дей­стви­тельно похо­дили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с вол­шеб­ни­ками и шар­ла­та­нами, дура­чив­шими слиш­ком довер­чи­вый народ.

Док­тор Гас­пар Арнери был учё­ный. Пожа­луй, он изу­чил около ста наук. Во вся­ком слу­чае, никого не было в стране муд­рей и учё­ней Гас­пара Арнери.

О его учё­но­сти знали все: и мель­ник, и сол­дат, и дамы, и мини­стры. А школь­ники рас­пе­вали про него песенку с таким припевом:

Как лететь с земли до звёзд,
Как пой­мать лису за хвост,
Как из камня сде­лать пар,
Знает док­тор наш Гаспар.

Одна­жды летом, в июне, когда выда­лась очень хоро­шая погода, док­тор Гас­пар Арнери решил отпра­виться в далё­кую про­гулку, чтобы собрать неко­то­рые виды трав и жуков.

Док­тор Гас­пар был чело­век немо­ло­дой и поэтому боялся дождя и ветра. Выходя из дому, он обма­ты­вал шею тол­стым шар­фом, наде­вал очки про­тив пыли, брал трость, чтобы не спо­ткнуться, и вообще соби­рался на про­гулку с боль­шими предосторожностями.

На этот раз день был чудес­ный; солнце только то и делало, что сияло; трава была такой зелё­ной, что во рту даже появ­ля­лось ощу­ще­ние сла­до­сти; летали оду­ван­чики, сви­стели птицы, лёг­кий вете­рок раз­ве­вался, как воз­душ­ное баль­ное платье.

Читайте также:  Где находится свадебное платье екатерины 2

— Вот это хорошо, — ска­зал док­тор, — только всё-таки нужно взять плащ, потому что лет­няя погода обман­чива. Может пойти дождь.

Док­тор рас­по­ря­дился по хозяй­ству, подул на очки, захва­тил свой ящи­чек, вроде чемо­дана, из зелё­ной кожи и пошёл.

Самые инте­рес­ные места были за горо­дом — там, где нахо­дился Дво­рец Трёх Тол­стя­ков. Док­тор чаще всего посе­щал эти места. Дво­рец Трёх Тол­стя­ков стоял посреди огром­ного парка. Парк был окру­жён глу­бо­кими кана­лами. Над кана­лами висели чёр­ные желез­ные мосты. Мосты охра­ня­лись двор­цо­вой стра­жей — гвар­дей­цами в чёр­ных кле­ён­ча­тых шля­пах с жёл­тыми перьями. Вокруг парка до самой небес­ной черты нахо­ди­лись луга, засы­пан­ные цве­тами, рощи и пруды. Здесь было отлич­ное место для про­гу­лок. Здесь росли самые инте­рес­ные породы трав, здесь зве­нели самые кра­си­вые жуки и пели самые искус­ные птицы.

«Но пеш­ком идти далеко. Я дойду до город­ского вала и найду извоз­чика. Он дове­зёт меня до двор­цо­вого парка», — поду­мал доктор.

Возле город­ского вала народу было больше чем всегда.

«Разве сего­дня вос­кре­се­нье? — усо­мнился док­тор. — Не думаю. Сего­дня вторник».

Док­тор подо­шёл ближе.

Вся пло­щадь была запру­жена наро­дом. Док­тор уви­дел ремес­лен­ни­ков в серых сукон­ных курт­ках с зелё­ными обшла­гами; моря­ков с лицами цвета глины; зажи­точ­ных горо­жан в цвет­ных жиле­тах, с их жёнами, у кото­рых юбки похо­дили на розо­вые кусты; тор­гов­цев с гра­фи­нами, лот­ками, моро­же­ни­цами и жаров­нями; тощих пло­щад­ных актё­ров, зелё­ных, жёл­тых и пёст­рых, как будто сши­тых из лос­кут­ного оде­яла; совсем малень­ких ребят, тянув­ших за хво­сты рыжих весё­лых собак.

Все тол­пи­лись перед город­скими воро­тами. Огром­ные, высо­тою с дом, желез­ные ворота были наглухо закрыты.

«Почему закрыты ворота?» — удив­лялся доктор.

Толпа шумела, все гово­рили громко, кри­чали, бра­ни­лись, но тол­ком ничего нельзя было разо­брать. Док­тор подо­шёл к моло­дой жен­щине, дер­жав­шей на руках тол­стую серую кошку, и спросил:

— Будьте добры, объ­яс­ните, что здесь про­ис­хо­дит? Почему народу так много, что за при­чина его вол­не­ния и почему закрыты город­ские ворота?

— Гвар­дейцы не выпус­кают людей из города…

— Почему же их не выпускают?

— Чтобы они не помогли тем, кото­рые уже вышли из города и пошли к Дворцу Трёх Толстяков.

— Я ничего не пони­маю, граж­данка, и прошу меня простить…

— Ах, да неужели вы не зна­ете, что сего­дня ору­жей­ник Про­сперо и гим­наст Тибул повели народ, чтобы взять штур­мом Дво­рец Трёх Толстяков?

— Да, граж­да­нин… Вал высок, и по ту сто­рону засели гвар­дей­ские стрелки. Никто не вый­дет из города, и тех, кто пошёл с ору­жей­ни­ком Про­сперо, двор­цо­вая гвар­дия перебьёт.

И дей­стви­тельно, грох­нуло несколько очень далё­ких выстрелов.

Жен­щина уро­нила тол­стую кошку. Коша шлёп­ну­лась, как сырое тесто. Толпа заревела.

«Зна­чит, я про­зе­вал такое зна­чи­тель­ное собы­тие, — поду­мал док­тор. — Правда, я целый месяц не выхо­дил из ком­наты. Я рабо­тал вза­перти. Я ничего не знал…»

В это время, ещё дальше, уда­рила несколько раз пушка. Гром запры­гал, как мяч, и пока­тился по ветру. Не только док­тор испу­гался и поспешно отсту­пил на несколько шагов — вся толпа шарах­ну­лась и раз­ва­ли­лась. Дети запла­кали; голуби раз­ле­те­лись, затре­щав кры­льями; собаки при­сели и стали выть.

Нача­лась силь­ная пушеч­ная стрельба. Шум под­нялся нево­об­ра­зи­мый. Толпа насе­дала на ворота и кричала:

— Долой Трёх Толстяков!

Док­тор Гас­пар совсем рас­те­рялся. Его узнали в толпе, потому что мно­гие знали его в лицо. Неко­то­рые бро­си­лись к нему, как будто ища у него защиты. Но док­тор сам чуть не плакал.

«Что там дела­ется? Как бы узнать, что там дела­ется, за воро­тами? Может быть, народ побеж­дает, а может быть, уже всех перестреляли!»

Тогда чело­век десять побе­жали в ту сто­рону, где от пло­щади начи­на­лись три узень­кие улички. На углу был дом с высо­кой ста­рой баш­ней. Вме­сте с осталь­ными док­тор решил забраться на башню. Внизу была пра­чеч­ная, похо­жая на баню. Там было темно, как в под­вале. Кверху вела вин­то­вая лест­ница. В узкие окошки про­ни­кал свет, но его было очень мало, и все под­ни­ма­лись мед­ленно, с боль­шим тру­дом, тем более что лест­ница была вет­хая и с поло­ман­ными пери­лами. Нетрудно пред­ста­вить, сколько труда и вол­не­ний сто­ило док­тору Гас­пару под­няться на самый верх­ний этаж. Во вся­ком слу­чае, ещё на два­дца­той сту­пеньке, в тем­ноте, раз­дался его крик:

— Ах, у меня лопа­ется сердце, и я поте­рял каблук!

Плащ док­тор поте­рял ещё на пло­щади, после деся­того выстрела из пушки.

На вер­шине башни была пло­щадка, окру­жён­ная камен­ными пери­лами. Отсюда откры­вался вид по край­ней мере кило­мет­ров на пять­де­сят вокруг. Неко­гда было любо­ваться видом, хотя вид этого заслу­жи­вал. Все смот­рели в ту сто­рону, где про­ис­хо­дило сражение.

Источник

Легкий ветерок развевался как воздушное бальное платье

Юрий Карлович Олеша
Три толстяка


Часть первая
КАНАТОХОДЕЦ ТИБУЛ
Глава I
БЕСПОКОЙНЫЙ ДЕНЬ ДОКТОРА ГАСПАРА АРНЕРИ

Время волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле. Всё это выдумки и сказки для совсем маленьких детей. Просто некоторые фокусники умели так ловко обманывать всяких зевак, что этих фокусников принимали за колдунов и волшебников.

Был такой доктор. Звали его Гаспар Арнери. Наивный человек, ярмарочный гуляка, недоучившийся студент могли бы его тоже принять за волшебника. В самом деле, этот доктор делал такие удивительные вещи, что они действительно походили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с волшебниками и шарлатанами, дурачившими слишком доверчивый народ.

Читайте также:  Выкройка платья с висюльками

Доктор Гаспар Арнери был учёный. Пожалуй, он изучил около ста наук. Во всяком случае, никого не было в стране мудрей и учёней Гаспара Арнери.

О его учёности знали все: и мельник, и солдат, и дамы, и министры. А школьники распевали про него песенку с таким припевом:

Однажды летом, в июне, когда выдалась очень хорошая погода, доктор Гаспар Арнери решил отправиться в далёкую прогулку, чтобы собрать некоторые виды трав и жуков.

Доктор Гаспар был человек немолодой и поэтому боялся дождя и ветра. Выходя из дому, он обматывал шею толстым шарфом, надевал очки против пыли, брал трость, чтобы не споткнуться, и вообще собирался на прогулку с большими предосторожностями.

На этот раз день был чудесный; солнце только то и делало, что сияло; трава была такой зелёной, что во рту даже появлялось ощущение сладости; летали одуванчики, свистели птицы, лёгкий ветерок развевался, как воздушное бальное платье.

— Вот это хорошо, — сказал доктор, — только всё-таки нужно взять плащ, потому что летняя погода обманчива. Может пойти дождь.

Доктор распорядился по хозяйству, подул на очки, захватил свой ящичек, вроде чемодана, из зелёной кожи и пошёл.

Самые интересные места были за городом — там, где находился Дворец Трёх Толстяков. Доктор чаще всего посещал эти места. Дворец Трёх Толстяков стоял посреди огромного парка. Парк был окружён глубокими каналами. Над каналами висели чёрные железные мосты. Мосты охранялись дворцовой стражей — гвардейцами в чёрных клеёнчатых шляпах с жёлтыми перьями. Вокруг парка до самой небесной черты находились луга, засыпанные цветами, рощи и пруды. Здесь было отличное место для прогулок. Здесь росли самые интересные породы трав, здесь звенели самые красивые жуки и пели самые искусные птицы.

«Но пешком идти далеко. Я дойду до городского вала и найду извозчика. Он довезёт меня до дворцового парка», — подумал доктор.

Возле городского вала народу было больше чем всегда.

«Разве сегодня воскресенье? — усомнился доктор. — Не думаю. Сегодня вторник».

Доктор подошёл ближе.

Вся площадь была запружена народом. Доктор увидел ремесленников в серых суконных куртках с зелёными обшлагами; моряков с лицами цвета глины; зажиточных горожан в цветных жилетах, с их жёнами, у которых юбки походили на розовые кусты; торговцев с графинами, лотками, мороженицами и жаровнями; тощих площадных актёров, зелёных, жёлтых и пёстрых, как будто сшитых из лоскутного одеяла; совсем маленьких ребят, тянувших за хвосты рыжих весёлых собак.

Все толпились перед городскими воротами. Огромные, высотою с дом, железные ворота были наглухо закрыты.

«Почему закрыты ворота?» — удивлялся доктор.

Толпа шумела, все говорили громко, кричали, бранились, но толком ничего нельзя было разобрать. Доктор подошёл к молодой женщине, державшей на руках толстую серую кошку, и спросил:

— Будьте добры, объясните, что здесь происходит? Почему народу так много, что за причина его волнения и почему закрыты городские ворота?

— Гвардейцы не выпускают людей из города…

— Почему же их не выпускают?

— Чтобы они не помогли тем, которые уже вышли из города и пошли к Дворцу Трёх Толстяков.

— Я ничего не понимаю, гражданка, и прошу меня простить…

— Ах, да неужели вы не знаете, что сегодня оружейник Просперо и гимнаст Тибул повели народ, чтобы взять штурмом Дворец Трёх Толстяков?

— Да, гражданин… Вал высок, и по ту сторону засели гвардейские стрелки. Никто не выйдет из города, и тех, кто пошёл с оружейником Просперо, дворцовая гвардия перебьёт.

И действительно, грохнуло несколько очень далёких выстрелов.

Женщина уронила толстую кошку. Коша шлёпнулась, как сырое тесто. Толпа заревела.

«Значит, я прозевал такое значительное событие, — подумал доктор. — Правда, я целый месяц не выходил из комнаты. Я работал взаперти. Я ничего не знал…»

В это время, ещё дальше, ударила несколько раз пушка. Гром запрыгал, как мяч, и покатился по ветру. Не только доктор испугался и поспешно отступил на несколько шагов — вся толпа шарахнулась и развалилась. Дети заплакали; голуби разлетелись, затрещав крыльями; собаки присели и стали выть.

Началась сильная пушечная стрельба. Шум поднялся невообразимый. Толпа наседала на ворота и кричала:

— Долой Трёх Толстяков!

Доктор Гаспар совсем растерялся. Его узнали в толпе, потому что многие знали его в лицо. Некоторые бросились к нему, как будто ища у него защиты. Но доктор сам чуть не плакал.

«Что там делается? Как бы узнать, что там делается, за воротами? Может быть, народ побеждает, а может быть, уже всех перестреляли!»

Тогда человек десять побежали в ту сторону, где от площади начинались три узенькие улички. На углу был дом с высокой старой башней. Вместе с остальными доктор решил забраться на башню. Внизу была прачечная, похожая на баню. Там было темно, как в подвале. Кверху вела винтовая лестница. В узкие окошки проникал свет, но его было очень мало, и все поднимались медленно, с большим трудом,

Источник

Adblock
detector