Меню

Платье для коронации александры федоровны

Как выглядело платье для коронации последней русской императрицы

Парадные платья королев и императриц — это свадебные и коронационные. И если свадебное платье допускает вольность фасона и отделки, то коронационное подвержено строгому регламенту.

Сегодня расскажем о коронационном платье последней русской императрицы, супруги Николая Второго, Александры Федоровны. Оно сохранилось лучше всех остальных.

Николай Второй и Александра Федоровна. Фото anahnu.ucoz.ru

Фасон русского коронационного платья был подробно регламентирован еще Николаем 1, я расскажу об этом отдельно.

3 последние императрицы — Мария Александровна (супруга Александра Второго), Мария Федоровна (супруга Александра Третьего) и Александра Федоровна (супруга Николая Второго) — имели платья одинакового фасона.

Платье состояло из 3 частей — лифа, юбки и шлейфа.

Лиф имел неглубокое декольте в форме сердца, пышные длинные рукава со складками по окату и у запястья. Не очень широкая юбка, длинный шлейф — вот церемониальное платье в русском стиле.

Если фасон известен — остается только вышивка. Эскизы представляли четыре варианта рисунка, один из которых выполнил предположительно Врубель. Победил анонимный эскиз, выполненный, как говорят историки, фрейлиной Александры Федоровны.

Коронационное платье Александры Федоровны. Фото spletnik.ru

Для императорского двора шили несколько официальных портных. Платье к церемонии коронации изготавливала мастерская Ольги Бульбенковой. “Мадам ОльгА” — так ее назвали на французский манер.

С самого начала с платьем хлопот было много. Тонкая парча, которую выбрали изначально, под тяжелыми серебряными нитями перекосилась. Ткань решили заменить.

Официальный поставщик императорского двора — шелкоткацкая фирма Сапожниковых — присоединилась к процессу создания шедевра.

Коронация Николая Второго и Александры Федоровны, 1896 г. Фото wikiwand.com

Плотную парчу ткали в Москве, затем отсылали в Петербург. У Бульбенковой кроили, детали отправляли обратно в Москву, в Ивановский монастырь, для вышивки. Затем снова возвращали в Петербург для окончательной сборки.

Представляете себе, сколько километров проделало платье еще в процессе изготовления?

Если в процессе участвует слишком много человек, получается неразбериха.

Бедным монахиням пришлось ушивать и расставлять некоторые детали — швы проходили не там, где нужно, искажая рисунок вышивки.

Работа над платьем длилась год. Но результат оказался великолепным!

Коронационное платье Александры Федоровны. Фото ru-royalty.livejournal.com

Обратная сторона красоты серебряной вышивки — это ее вес. Платье с 4-метровым шлейфом весило 10 (!) кг. А ведь была еще и 7-метровая мантия… Золотой глазет на шелковой подкладке, горностаевый воротник и отделка горностаем по всему краю.

Мантия Александры Федоровны. Коронация 1896 г. Фото commons.wikimedia.org

Глазет — вышивка золотыми или серебряными нитями “вприкреп”. Нить накладывалась на ткань и закреплялась мелкими стежками.

Итоговый вес всего коронационного наряда составил (только вдумайтесь) 23 кг!

Мантию и шлейф несли не мальчики камер-пажи, а юноши. Основная тяжесть приходилась на шлейф и мантию, поэтому камер-пажами были не мальчики, а юноши. Ребенок просто не смог бы поднять такую тяжесть.

Коронационный наряд Александры Федоровны. 1896 г.

Специально для этого у мантии и шлейфа были сделаны ручки, за которые и держали всю эту красоту, чтобы она не выскользнула из рук.

По давней традиции платья после коронации передаются на хранение в Оружейные палаты. Вот и в России, в Оружейной палате московского Кремля хранятся платья императриц, в которых их короновали на царство.

Вся информация взята из открытых источников.

Источник

Коронационный наряд последней Российской Императрицы Александры Федоровны


Коронационное платье последней российской императрицы по покрою представляло собой традиционное «русское» придворное платье, утвержденное Николаем I в 1834 году, или, как язвили еще его современники, «офранцуженный сарафан».

Его изготовление началось примерно за год до коронации. Поскольку фасон был известен заранее — стандартен, будем называть вещи своими именами, уникальность наряда заключалась в его отделке. Члены комиссии обратились к одной из фрейлин двора, Марии Ермоловой, которая слыла знатоком искусства вышивки, с просьбами подобрать мастеров, которые представят эскизы вышивки, и найти мастериц, которые выполнят работу после высочайшего утверждения рисунков.

На выбор Николаю и Александре было предложено четыре варианта — работы в стиле Людовика XIV и Людовика XV от Николая Козлова, узор в русско-византийском стиле, создателем которого предположительно был Михаил Врубель, и рисунок, «составленный по мотиву, взятому в древней ризнице Новоспасского московского монастыря”, от пожелавшего остаться неизвестным автора, который и вызвал наибольшее восхищение императора и императрицы. Как утверждает Светлана Амелехина, старший научный сотрудник и хранитель сектора тканей музеев московского Кремля, архивные документы говорят, что анонимом была… сама Мария Ермолова.

Мария Федоровна, в памяти которой были еще свежи воспоминания от собственной коронации, уговаривала Александру пойти на любые возможные меры по уменьшению веса платья, поскольку с лишними килограммами на плечах длинная церемония обещала и вовсе стать бесконечно неприятной.

Именно поэтому изначально основным материалом была выбрана легчайшая серебряная парча. Однако в процессе вышивания монахинями Ивановского монастыря, которым была поручена эта ювелирная работа, выяснилось, что на полупрозрачную ткань вышивка серебряными нитями и жемчугом ложится неровно и некрасиво. Настоятельница монастыря игуменья Сергия писала, что лучше выбрать другую ткань, более плотную, которую в итоге заказали московской шелкоткацкой фирме А. и В.Сапожниковых.

Читайте также:  Roza collection платья мусульманские

Процесс изготовления платья, который организовывала Мария Ермолова, был очень кропотлив: у Сапожниковых делали парчу, отсылали ее в Петербург, где в фирме «Мадам Ольга. Платья, мантильи и придворные шлейфы», принадлежащей официальной портнихе императорского двора Ольге Бульбенковой, кроили, затем части пересылали обратно в Москву для вышивания, а потом увозили обратно в столицу для общей «сборки» наряда.

Монахини ругали качество кроя, говоря, что, несмотря на то, что у Бульбенковой есть образцы вышивки, показывающие, как нити ложатся на ткань, раскрой сделан «сикось-накось», поэтому крайне сложно стыковать друг с другом отдельные части, а кое-где даже приходится надставлять и ушивать детали.

Впрочем, обо всем этом владелица наряда и не узнала: результат многочасовой работы был настолько красив, что великая княгиня Елизавета Федоровна, первой из Романовых увидевшая наряд, назвала вышивку «шедевром рукоделия».

Туфли Александры, магазин обуви «И.Егоров»: из серебряной гладкой парчи, с овальным носком, мелкие, на среднем каблуке, на подкладке из белой лайки и хлопчатобумажного полотна, с лайковыми стельками, на кожаной подошве. Каблук широкий, фигурный. Туфли спереди украшены узким бантиком и стилизованным цветочно-растительным узором, шитым серебряной канителью и мелким жемчугом; по краю — обшиты узкой белой тесьмой. На стельках — тисненая золотая надпись.


Вес платья из трех частей составил около 10 килограммов. Вес коронационной мантии — порфиры — был и того больше: примерно 13 кг. Длина ее составляла 7 метров.

Мантия коронационная императрицы Александры Федоровны из золотного глазета, с большим горностаевым воротником, с двумя кистями на длинных шнурах, с широкой каймой из горностаев по краю, на шелковой подкладке. Украшена затканными цветным шелком и расположенными в шахматном порядке двуглавыми орлами с державой и скипетром в лапах, с гербами на крыльях, под тремя коронами.

Каждую из трех одинаковых мантий, созданных для императора, действующей и вдовствующей императриц, несло по 7 камергеров, для чего на подкладке пришиты специальные ручки. Мантии дам было нести неудобно вдвойне, поскольку нужно было одновременно держать не только их, но и шлейф.

Источник

Жемчужная красота коронационного наряда императрицы Александры Федоровны

Майским днем 1896-го года Успенский собор Московского кремля был полон народа: состоялась последняя коронация императорских особ в истории России. Невероятной красотой отличался наряд императрицы

Александры Федоровны – великолепная мантия с горностаем, сияющее платье и чудесные жемчужные ожерелья. Сама немецкая принцесса, которая переходила в новый для нее статус русской царицы, была крайне взволнована, бледна и шла, опустив очи. Ее нервное напряжение заметили все окружающие.

Коронационное облачение супруги Николая Второго было по-настоящему роскошным. Будто и не платье с мантией надела смущенная немка, а произведение искусства из ткани, меха и нежных жемчужин.

Несколько нитей крупного жемчуга с изысканной подвеской украшали шею государыни, подчеркивая не только ее благородное происхождение, но и особую прелесть юного возраста царицы.

Присмотритесь внимательно к фотопортретам императрицы: заметили, что она всегда была серьезна и никогда не допускала даже легкой улыбки? Поначалу придворные шушукались за спиной царственных особ: мол, немка такая чопорная, холодна, как лед, молчалива.

Ни то слишком горделивая, ни то плохо себя чувствует. Дело в том, что прибывшая в Россию иностранка ощущала себя крайне неуютно, смущалась и робела.

К тому же, принцесса получила очень строгое воспитание в лучших традициях английских условностей. В общем, в роскоши горностая, сиянии серебра, бриллиантов и жемчуга Александра Федоровна всегда была воплощением неземной серьезности и торжественности.

А царственное коронационное платье стало результатом огромного труда немалого числа людей в течение двенадцати месяцев. Один только шлейф в длину достигал четырех с половиной метров.

Прекрасную ткань, грань серебристо-серых переливов, лучшие вышивальщицы должны были украсить великолепными узорами. Шикарный шлейф сначала разрисовали, а потом и расшили вручную изящным серебром и перламутровыми жемчужинами. На отделку этого вшедевра ушло более одного килограмма мелких перлов.

Интересный момент: заготовки ткани несколько раз пересылали из Москвы в Санкт-Петербург, а потом обратно. Поскольку в Питере платьем занималась известная модистка О. Бульбенкова, а декором наряда — вышивальщицы Ивановского женского монастыря. Этапы кройки, шитья и вышивки чередовались попеременно.

Обувь для коронации пошили из благородной серебряной парчи. Туфли на небольшом четырехсантиметровом каблуке также украсили прекрасными жемчужинами. Конечно, все составляющие торжественного аутфита весили немало, однако, учитывая тот факт, что шлейф должны были нести несколько человек, длину одеяния сокращать не стали.

Кстати, в последующие годы совместной жизни с Ники императрица непременно надевала роскошные платья и бриллианты к обеду, даже если они с супругом приступали к трапезе только вдвоем.

Приближенные фрейлины вспоминали, что в повседневной жизни Ее Величество обожала прекрасные перстни и дорогие браслеты. У нее было любимое кольцо с крупной жемчужиной. Не расставалась Александра Федоровна и с драгоценным крестом, который украшала россыпь сапфиров.

Император дарил любимой Аликс ювелирные подарки не только по случаю рождения детей, но и на различные праздники, зная ее страсть к дорогим украшениям.

Так, среди презентов мужа упоминаются бриллиантовая брошь с нежно-розовыми топазами; бриллиантовый крест; брошь с четырнадцатью аквамаринами разной величины; диадема, инкрустированная миниатюрными бриллиантами и несколькими топазами цвета розового бутона.

Читайте также:  Как декорировать черное платье бисером

Список украшений, пополнивший личную коллекцию государыни, вероятно, был очень длинным. Как и творения лучших ювелиров, которые предстали взору окружающих в день коронации царственных супругов, драгоценности Аликс олицетворяли величие не только самой царицы, но и всей Российской империи. Той, что стала для испуганной и строгой немецкой аристократки новым пристанищем, судьбой и Отечеством.

Источник

Коронационный наряд последней русской императрицы Александры Федоровны

Подготовка к коронации Николая II и Александры Федоровны началась более чем за год до даты торжества. Она стала самой роскошной из всех российских коронаций, а одеяниям было уделено особенно много внимания.

Коронационный костюм Александры Федоровны состоял из «русского платья» и мантии.

Платье из серебряной парчи с вышивкой серебром и жемчугом было выполнено в «русском» стиле, традиционном для церемониальных нарядов при императорском дворе. К платью полагались кокошник и вуаль.

Состоящее из жесткого лифа с длинными откидными рукавами, юбки и шлейфа. Александра Федоровна особенно просила облегчить вес коронационного одеяния, поэтому несколько раз меняли выбранную материю. Первоначально выбранный облегченный вариант парчи оказался неподходящим и выглядел бедно, когда на него нанесли вышивку.

В результате платье весило 10 кг, а мантия 13 килограмм. Шлейф ее составлял 7 метром, а для того, чтобы камергам было удобнее нести шлейф, к нему были пришиты специальные ленты.

Во время подготовки рисунка для вышивки платья обращались к художнику Василию Васнецову, он посоветовал искать мотивы в живописи XVIII столетия, но сам составить рисунок не решился, ответив, что он недостаточно опытен в таких делах. На помощь пришла фрейлина Мария Николаевна Ермолова, сведущая в подобных вопросах. Она обратилась к группе художников и вместе они составили рисунок.

Она же рекомендовала расшить шлейф платья жемчугом. Для этого использовали нити из Комнаты коронных бриллиантов.

Для выполнения работы обратились к игуменье Ивановского женского монастыря. Сперва та не хотела брать плату за работу, объявив, что это огромная честь и милость для нее и монахинь. Однако председатель комиссии настоял на оплате, составившей 4000 рублей. 1000 рублей из этой суммы ушла на серебро, блестки и нитки.

Шили платье и шлейф в фирме «Мадам Ольга. Платья, мантильи и придворные шлейфы». Являясь официальным поставщиком императорского двора, фирма обязалась «из готовой материи и подкладки выполнить шлейф-сарафан для ее императорского величества (рюш, подкладка под сарафан, перья марабу на рукава, приклад и работа». По итогу платье вышло в цену 5857 рублей.

Так как над платьем работали сразу и в мастерской «Мадам Ольга» и в Ивановском монастыре, происходили не состыковки и недоразумения. В выполнении выкроек были допущены ошибки, вышивка стягивала ткань и приходилось перекраивать детали. Проблемы возникали и с качеством материалов. В результате глажки утюгом на ткани появлялись пятна, а грань, которой вышивали ткань, темнела. Работу приходилось переделывать заново.

Для того, чтобы понять с какими капризными материалами приходилось иметь дело мастерам и вышивальщицам, приведу строчки из письма М.Н. Ермоловой: « В комнате, где будут шить, должен быть совсем чистый воздух. Ни под каким видом не должно быть ни яблок, ни серных спичек. Гладить грань невозможно, на машине шить тоже.»

Но, при всех сложностях и трудностях, результат оказался ошеломляюще прекрасным.

В память о дне коронации Николай II заказал для жены подарок – пасхальное яйцо Фаберже, внутри которого спрятана миниатюрная карета, точная копия той, на которой Александра Федоровна ехала в тот день.

По окончании торжеств платье, мантия, а так же туфли и даже шелковые чулки императрицы Александры Федоровны были переданы для хранения в Оружейную палату Московского кремля.

Подписывайтесь на мой канал об истории , чтобы не пропустить новые статьи! И спасибо вам за лайки!

Источник

Коронационные платья российских императриц. Часть 2

Далее в нашем цикле «Коронационные платья русских императриц» перейдем к супругам российских императоров.

Мария Федоровна, супруга Павла I

По запросу «коронационное платье Марии Федоровны» вы увидите массу прекрасных фото платья. конца 19 века. Принадлежавшего Марии Федоровне, супруге Александра III.
Но нас интересует совершенно другой период.
Жену Павла I звали в девичестве София-Доротея-Августа-Луиза Вюртембергская, и жила она с 1759 по 1828 год.
Молодую Марию Фёдоровну современники описывали как «близорукую, статную свежую блондинку, очень высокого роста и склонную к преждевременной полноте», которая могла носить с утра до вечера пышное церемониальное платье, утомлявшее кого угодно, но только не её. Даже во время беременности она не снимала парадного платья и неизменно затягивалась в корсет.

На ее портретах можно увидеть как платья конца 18 века, так и ампирную моду.
Коронация же была 5 (16) апреля 1797 года. То есть нас явно должно интересовать платье с фижмами по моде конца 18 века.
Само платье, насколько я могла понять, не сохранилось. Поэтому нам остаются портреты.
1 — Мария Фёдоровна вскоре после свадьбы. Портрет Александра Рослина. 1776 г.
2 — Alexander Roslin .Портрет Великой княгини Марии Федоровны.около 1777 г.
3 — Портрет императрицы Марии Федоровны. Неизвестный художник по оригиналу Л.Э. Виже-Лебрен. Начало XIX в.
4 — lisabeth Vige-Lebrun .Большой парадный портрет императрицы Марии Фёдоровны. 1799 г. Предположительно, именно на нем изображено коронационное платье.
5, 6, 7, 8 — МАРТИН ФЕРДИНАНД КВАДАЛЬ Коронация Павла I и Марии Федоровны. 1799 г.
Как видите, платье изображено довольно условно, кроме цвета и рукавов понять практически ничего нельзя.
Ну и еще два портрета уже по моде XIX века
9 — Россия, 1823 г. Автор Кюннель.
10 — Schultz Ludwig — Portrait of Empress Maria Fiodorovna. XIX век

Читайте также:  Вяжем детям спицами для девочек платье

Елизавета Алексеевна, жена Александра I
Платье ее тоже не сохранилось, так что опять будут портреты.
Но сначала хотела немного сказать о ней самой.
Вы знаете, в меня сейчас могут полететь тапки, но я не люблю ампир. В первую очередь за то, что взяв за основу греческих богинь ампир умудрился воплотить их в образе кротких безвольных овечек. Одинаково беленьких привидений в идентичных ночных рубашках.
Приношу извинение, если кого-то задела, ампирные платья тоже бывают очень красивы, но общий образ — он какой-то такой.
А еще, читая о ее судьбе я думала о том, что всю историю Христианской Европы и России ( не только, но я о них) люди придумывали массу способов загнать себя в противоестественные рамки, пойти наперекор и поперек своей природы, заставить следовать этим странным правилам других, а потом на досуге размышляли о том, что скорбь и страдания — суть человеческой жизни.
Нежная, кроткая, красивая принцесса Луиза, умная, прекрасно образованная и принц Александр, внук Екатерины Великой.
14-летнюю девочку и 15-летнего мальчика свели вместе, заставили назвать друг друга супругами, придумали кучу розовой романтики о Амуре и Психее и всю оставшуюся жизнь шпыныли за неспособность быть не друзьями, но любить друг друга как мужчина и женщина.
К моменту коронации, всего к 22 годам, Елизавета была замужем 8 лет, пережила смерть дочери, практически не виделась с мужем и пряталась от мира уже многие годы.
Девушки, когда вам очередной раз приходит в голову мысль о том, как было тогда прекрасно — почитайте о судьбах женщин тех времен. Наденьте джинсы, бегите на любимую работу, влюбляйтесь, расставайтесь, живите ПО СВОЕЙ ВОЛЕ
А пышные платья со шлейфом наденем на костюмированный бал. И в корсет если и утянемся, то по личной придури, а не по велению общества и морали.

Александра Фёдоровна Фридерика Шарлотта Вильгельмина Прусская

годы жизни 1798 — 1860

Жена российского императора Николая 1

Принцесса прибыла в Россию, приняла православие с именем Александра Фёдоровна и 13 июня 1817 года, в возрасте 19 лет, в церкви Зимнего дворца обвенчалась с Николаем Павловичем, которому исполнился 21 год. При русском дворе новую великую княгиню приняли любезно. «Нам памятна её величественная и строгая фигура, представлявшая законченный тип немецкой красоты», — писал современник. Александра Фёдоровна отличалась грациозностью, любезностью и весёлостью. Брак их был многодетным.

В молодости Александра Фёдоровна была изрядной кокеткой, сорила деньгами на лучших курортах Европы, почти каждый год ездила с мужем в Германию. Именно она стала причиной появления известной поговорки.

Герцен в № 1 своего «Колокола» писал о Александре Федоровне :
«Снова вдовствующая императрица дала Европе зрелище истинно азиатского бросанья денег, истинно варварской роскоши. С гордостию могли видеть верноподданные что каждый переезд августейшей больной и каждый отдых ее — равняется для России неурожаю, разливу рек и двум-трем пожарам.»

Рождения 8 детей и климат Петербурга сильно подкосили ее здоровье, но Александра Фёдоровна умела владеть собой, скрывать под маской безоблачного счастья обиды и слёзы, старалась казаться здоровой и весёлой, когда её мучила лихорадка.

В 1845 году, когда врачи велели Александре Фёдоровне ехать для поправки здоровья на юг, в Палермо, казавшийся несгибаемым император умолял их со слезами: «Оставьте мне мою жену!» Не в силах вынести разлуку, он совершил путешествие на Сицилию.

В 1854 году Александра Фёдоровна была как никогда близка к смерти. Через год, после кончины Николая I, она затворилась в Александровском дворце и на протяжении пяти лет носила титул вдовствующей императрицы. Она была окружена избранным кругом любимых фрейлин. В эти годы императрица всё чаще болела, лечилась в Швейцарии, Ницце и Риме, а вернувшись из заграничной поездки в июле 1860 года уже не переставала хворать. Александра Фёдоровна скончалась 20 октября 1860 года в Царском Селе, ей было шестьдесят два года.

Довольно часто встречаются портреты Александры Фёдоровны в платьях, выполненных в русском стиле.

Коронационное же платье переходное от ампира к романтизму и традиционно европейское.

На этом я заканчиваю вторую часть цикла «Коронационные платья русских императриц». В третьей части я расскажу вам о трех последних императрицах, женах Александра II Александра III и Николая II. Первая часть здесь >> .
С теретьей частью можете ознакомиться здесь>> .

Источник

Adblock
detector