Меню

Примеряет платье перед сыном

История о том, как мальчик надел платье для школьной фотографии, и никто его не осудил

Будучи родителями мы стараемся защищать и оберегать своих детей от всего. Мы прячем опасные вещи на самые верхние полки, носим с собой лейкопластыри, питьевую воду и любимые игрушки — словом, делаем все, чтобы оградить их от опасности.

Но что делать с теми вещами, от которых мы не можем их защитить? И надо ли их защищать в этом случае? Такими вопросами задается Алекс Ричардс, мама пятилетнего мальчика, которая разрешила ему надеть платье для школьной фотосъемки и осталась приятно удивлена результатом. Мы перевели для вас ее историю с небольшими сокращениями.

Однажды мой пятилетний сын увидел, как его старшая сестра (ей восемь лет) примеряет новое платье. Он был так заворожен тем, как красиво развевалось ее платье, когда она кружилась в гостиной, что попросил себе такое же. Это решение заставило меня переживать и гордиться одновременно. Я стремлюсь вырастить своих детей открытыми к новому и знающими, что в нашем переменчивом мире живет множество разных людей, которые заводят совершенно разные семьи.

Но когда я покупала ему это платье, я заволновалась. Мы живем в Бруклине, в довольно прогрессивном окружении. Но как насчет всех остальных? Одно дело, если бы мой сын, дурачась, надел платье с рюшечками и отправился на день рождения к друзьям, но в его начальной школе надо носить форму. Там триста человек — от детсадовцев до пятиклассников. Целая школа незнакомцев. Так что да, я переживала.

Я обсуждала это решение с сыном. Предупреждала его о том, что люди могут быть жестокими, и что не все могут быть готовы принять его в таком образе. Но мне показалось, что все мои попытки были напрасны.

В итоге я решила написать письмо его учителям. Мне было важно знать, как они отреагируют — быть может, не ответят вообще или ответят запретом? Я не ждала похвалы, я, скорее, старалась убедиться, что они поддержат моего сына и последят за другими детьми, чтобы те его не обижали — я просто хотела предупредить их заранее.

Ответ, который я получила вместо ожидаемого «да, ладно», меня поразил.

Они все обдумали и провели с детьми утреннюю беседу «о разных предпочтениях» за несколько дней до фотографирования. Это был просто разговор, понятный пятилеткам: кто-то любит есть омлет, а кто-то — хлопья, кому-то нравится носить платья, а кому-то — штаны, кто-то любит голубой цвет, а кто-то — розовый. Они не адресовали свои слова напрямую моему сыну, но когда они спросили, кто считает, что мальчики тоже могут носить розовое, он поднял руку.

Он сказал, что у него есть розовая куртка. «Правда?, — обрадовалась учительница. — Может быть, ты принесешь ее и покажешь нам?». После этого сын надел свою куртку и покрасовался перед классом.

Придя домой, он рассказал мне об этой беседе. «Знаешь, что? — сказал он. — Мы в школе обсуждали, что мальчики тоже могут носить платья. А я и так это знал!». Я была очень рада. Я не могла представить себе лучшего сценария.

Наконец настал день съемки. Мой сын отправился в школу в полосатом платье с велосипедами на юбке. У меня перехватило дыхание, когда я отвозила его в школу, но я понимала, что должна его отпустить. Ведь это то, что мы делаем, будучи родителями? Стараемся воспитать их как можно лучше, а потом отпускаем в большой мир?

Когда я приехала забирать его из школы, я готовилась к худшему. Но худшее так и не случилось.

Он все еще был в платье, а улыбка не сходила с его лица. Учительница сказала мне: «Все прошло отлично!» и показала большой палец. Как он рассказал мне позже (и учителя подтвердили), большинство детей вообще не заметили, во что он был одет, а те, кто заметил, сделали комплимент. Конечно, не обошлось и без нескольких косых взглядов и пары вопросов «Почему он надел платье?», но мой сын был к ним готов. «Потому что мне так нравится!» — отвечал он и возвращался к своим делам.

Я понятия не имею, вырастет ли мой сын геем, трансгендером или кем-то еще. Если честно, мне кажется, что ему просто нравится ткань, из которой сшито платье, и повторять все за своей сестрой. Впрочем, я буду рада поддержать его в любом случае. Я буду читать книги, ходить на группы поддержки, продолжу общаться с его учителями.

Мы живем в жестоком мире, но я была счастлива, узнав, что мои дети ходят в школу, где учителя готовы прилагать дополнительные усилия для того, чтобы все их ученики чувствовали себя комфортно и уверенно.

Источник

Пост о сексуальном воспитании детей

Катя 28 мая 2004 08:07:55

Здравствуйте! Хочу рассказать о своей проблеме и получить Ваш совет. У меня растет сын, ему сейчас 15 лет. Замужество мое не удалось, и живем мы с ним без его папы уже более 10 лет. Разумеется, все хлопоты по воспитанию сына упали на мои плечи. Воспитывала я его так, как считала нужным, и, думаю, что у меня это неплохо получилось. Мальчик растет умный, общительный. Только есть один вопрос, который я разрешить не в силах, поэтому и обращаюсь за советом. . . Раньше, когда сын был маленьким, я не очень задумывалась о его половом воспитании. Мы вместе спали с ним, вместе мылись в бане, по дому я часто ходила в нижнем белье, а иногда, когда бывало очень жарко, и совсем голой. Позже, когда моему мальчику исполнилось 11 лет, я стала замечать за ним появившийся интерес к женщинам. Он стал с интересом наблюдать за мной, когда я мылась с ним в бане, начал расспрашивать про женское бельё, про половые органы женщины. Мы стали часто разговаривать на интересующую его тему. На все вопросы его отвечала откровенно. Подробно рассказала про женские и мужские половые органы, дала возможность рассмотреть мое влагалище. После этих разговоров я перестала ходить перед ним голой и мыться вместе в бане. Все остальное оставила прежним. Мы также вместе спали, правда, ложилась спать я уже не голая, а обязательно что- нибудь одевала: ночнушку или панталоны с бюстгальтером. Дома я ходила в нижнем белье, часто в панталонах (панталоны — один из моих любимых предметов белья). Однажды ночью я проснулась от стонов моего мальчика, видимо, ему что- то приснилось. Я легла на бок и прижала его к себе. Животом я ощутила его эрегированный пенис и поняла, что ему снится эротический сон. Я потрогала его яички: они были набухшими. Зная о вреде застоя спермы у мужчин, я решила помочь ему спустить: взяла его член в руку и стала медленно его массировать, мой мальчик почти сразу же кончил. Я встала, переоделась, вытерла сыну член. Он уже не стонал, но спал безмятежно. Потом я стала замечать на своих панталонах или в чашечках бюстгальтера пятнышки от спермы. Так я поняла, что сын онанирует в мое бельё. С детства мне всегда говорили о вреде и мерзости онанизма, и под влиянием этого воспитания я решила, что буду помогать моему мальчику спускать, не дожидаясь того, чтобы он онанировал, или того хуже начал с кем- нибудь жить половой жизнью (до смерти боюсь каких- нибудь венерических заболеваний). Итак, я вспомнила о том случае, когда ласкала моему мальчику член, и решила, что стоит заняться этим снова, только не когда он спит, во время его бодрствования. . . Я снова возобновила разговоры о половых отношениях, более того, при этих разговорах я всегда старалась быть одетой только в нижнее белье. Сама наблюдала за его реакцией: оказалось, что больше всего он возбуждается от моих панталон. Я стала носить их, почти не снимая. В один из долгих зимних вечеров мы сидели и смотрели кино. На мне были голубые удлиненные панталоны и бюстгальтер. Мальчик сидел напротив меня в кресле, на нем были только белые трикотажные плавочки. По сюжету фильма стали показывать эротическую сцену, от чего я слегка возбудилась. Я увидела, что мой сын смотрит на пятнышко, которое появилось у меня на панталонах. Он спросил у меня, отчего мои панталоны стали влажными, может быть, я обсикалась? Я объяснила, что от возбуждения мое влагалище стало очень влажным, поэтому мои панталоны промокли. Я подозвала его к себе, усадила рядом и стала рассказывать о причинах полового возбуждения у женщин и мужчин, про эрогенные зоны, про действия мужчины и женщины при подготовке к сношению, про само сношение. В конце рассказа я увидела, как сильно стали оттопыриваться его плавочки. Через плавки я взяла его член в руку и стала слегка сжимать. Я видела, что мой мальчик сильно хочет спустить, но стесняется. Я встала, сняла с него трусы и стала ласкать его член и яички. Другой рукой я сняла с себя панталоны и подложила ему под член, чтобы, когда он начнет спускать, не забрызгал диван спермой. Как только панталоны коснулись головки члена, он тут же спустил. После этого я объяснила, почему так сделала, и, если он не против, я периодически буду ему помогать. Он рассказал мне, что иногда его очень сильно возбуждают женские панталоны и попросил разрешения иногда одевать мои. Я была не против, но поскольку мои панталоны для него великоваты, предложила купить ему панталоны размером поменьше. На том и порешили. Я купила ему несколько женских панталон разных цветов и положила в его бельевой шкафчик. Правда, когда в первый раз он надел их на себя, тут же в них и спустил. С тех пор, если он одевал панталоны, я занималась его членом. Обычно это происходило перед сном. Чтобы он научился правильно действовать при подготовке женщины к сношению, я позволяла ему себя ласкать. Причем иногда я даже позволяла снимать с себя бюстгальтер, а попу и влагалище разрешала ласкать только через панталоны. Но в последнее время он все настойчивее пытается забраться в мои панталоны. Пока мне удается его сдерживать, но чувствую, в какой- нибудь момент могу не сдержать его руки, а если он будет ласкать мое влагалище не через панталоны, и сама уже не выдержу. Такая вот получилась история из моего воспитания. Как дальше действовать, не знаю. Посоветуйте что- нибудь.

Читайте также:  Куда день свадебное платье

Источник

Примеряет платье перед сыном

Моя мама — это должна быть не просто отдельная это должна быть большая часть моего повествования. Она заслуживает больше, чем отдельной главы в моей книге. В каждой главе я обязательно буду возвращаться к маме. Но здесь и сейчас я хочу описать то, что мы прошли вместе с ней на моем пути — пути моего «второго я».

После тех событий, которые я описала в предыдущей главе, я вполне свободно могла уже в мамино отсутствие «менять свои образ». Что я и делала почти каждый день. Я с удовольствием разглядывала собственные фотографии сделанные Женькой. И начала всерьез подумывать о необходимости обзавестись собственным гардеробом женской одежды, т. к. мама иногда удивлялась находя пятно от помады или следы туши неаккуратно оставленное мною на какой-нибудь её блузке.

Каждый день приходя из школы я теперь с удовольствие переодевалась в мамины блузки, юбки и так и ходила до самого ее прихода. Но как говориться «все тайное становиться явным» и я постараюсь сейчас описать тот ужасный день, когда мне пришлось первый раз открыться маме, и произошло это помимо моей воли. Я очень этого боялась и оттягивала момент истины как можно дальше. В один из мартовских весенних дней, придя из школы домой, я как обычно сняла джинсы и свитер и начала процесс своего «преобразования». Я одела свои женские трусики, натянула бюстгальтер, вложила туда вкладыши, натянула черные колготки и приступила к раздумьям о сегодняшнем моем верхнем гардеробе. Я открыла мамин шкаф и стала обозревать, что бы мне одеть на сегодня. Моей любимой юбкой был та, которую я сшила из своей водолазки и она у меня всегда находилась «в фаворе». Я выбрала мамину голубую трикотажную кофту. И наконец я приступила к макияжу. Надо сказать, что к этому времени я уже достаточно хорошо научилась накладывать макияж. Мне помогали мамины журналы «Бурда», наблюдения за девочками моего возраста на улице, молодыми девушками. Я внимательно смотрела на их макияж, на их одежду. Я пыталась впитывать как губка все то, что мне было необходимо. Наложив макияж, я достала заранее нагретую плойку и слегка накрутила себе кудряшки. Мои волосы уже полностью закрывали ушки и я вполне могла немного экспериментировать с прической. Потом как обычно покрутилась перед зеркалом, нашла себя «шарман» и собралась обедать. Условный звонок в дверь прервал мои обеденные приготовления. Женька пришел.

Я побежала открывать.

— Привет — я чмокнула его в щечку — проходи.

Пока Женька раздевался в коридоре я умчалась на кухню.

Я налила Женьке чаю и мы сидя на кухне начали обсуждать события произошедшие сегодня в школе. После сытного обеда и чашки чая полагалось покурить, к чему в свои 14 лет мы уже с Женькой пристрастились на пару. Я налила себе кофе. Я обожаю кофе с сигаретой и мы пошли на лоджию, где я села в свое любимое кресло и Женька взгромоздился на табуретку. Закурив по сигарете и отхлебывая из чашечки горячий кофе, я погрузилась в нирвану. Мы балдели…

Поворот ключа в замке и скрип открываемой двери прозвучал для нас обоих как гром среди ясного неба. Первые секунды мы застыли как соляные столпы. В моей голове лихорадочно начали перемещаться мысли о сложившейся ситуации. Что же делать? Мы не просто были застигнуты на месте преступления с сигаретами — это еще полбеды. Хуже другое — мой внешний вид и присутствие Женьки!

Читайте также:  Рубашки платья до щиколотки

Мама уже вошла в комнату и подошла к двери на лоджии. Запах сигарет я думаю она уже почувствовала, но это еще не все…

Выражение её лица, когда она увидела меня — я не смогу описать. На её лице одновременно промелькнули все только возможные чувства. Гнев сменялся изумлением, потом удивление — это просто не возможно описать словами.

— Что здесь происходит?!

— Мама, это … тут… ну это игра такая….

Я от испуга просто не знала что сказать.

— Я пожалуй, домой пойду… — Женька выскочил с лоджии и бегом помчался к двери. Как он мне рассказывал потом, он выскочил в подъезд в одних носках, схватив по пути шапку, ботинки и куртку.

— Я требую объяснений! — гневу мамы не было предела — Это что такое?! Что это за игры?!

Я не знала что мне сказать! Моему стыду не было предела. Что сказать маме?

— Ты что «голубой»? Вот еще новость? Почему ты в моей кофте?! Что это за юбка?! Ты накрашен как проститутка! Чем вы тут занимаетесь?!

Я как в коме сидела и с поникшей головой и не пыталась что-то объяснить. Я просто бормотала, какие-то несвязные предложения. Из моих глаз полились слезы. Мама тоже разрыдалась! Мы сидели друг перед другом и рыдали. Это было то еще зрелище. Я в юбке с размазанной от слез тушью, реву сидя напротив мамы.

— Иди в ванную умываться!

Я вытирая слезы пошла в ванную и там размазывая слезы вместе с тушью смывала остатки моего «позора». Мне не хотелось выходить из ванны, т. к. я понимала, что наш разговор еще не закончился. Я смыла остатки туши, вытерла помаду, сняла юбку, лифчик, кофту и вышла из ванной комнаты. Одела спортивные брюки и футболку и пошла в мамину комнату. Мама сидела на диване и вытирала слезы платком.

Я молча села в кресло напротив.

— Расскажи, как это понимать?

— Мама, ну это игра такая! Мы просто так баловались.

— Как это баловались, зачем ты одел мою кофту? Что это была за юбка на тебе?! Зачем ты накрасился?! Ты что «голубой»?!

— Ну что говоришь мама? Ну зачем ты так?

— А что я должна подумать? Я прихожу домой, а мой сын в платье курит с другом на балконе? Ты что спишь с Женей?!

Как она была близка к истине. Да мы уже несколько раз занимались с Женькой оральным сексом. После первого раза, который доставил нам обоим большое удовольствие, мне дал возможность почувствовать себя полноценной взрослой женщиной, а Женьке полноценным мужчиной, да и еще принося обоим сексуальную разрядку. Мы долго целовались, обнимались, а потом я начинала раздевать Женьку и встреча заканчивалась бурным минетом. После которого оба были счастливы и довольны! И сегодня если бы не приход мамы наш день закончился именно этим бы.

— Нет, мама, я не сплю с Женей. Это просто игра такая, я играю его подругу. Мы так учимся как вести себя с девочками. Сначала одеваюсь я и играю роль девочки, потом Женя.

«Что за бред я несу» — думала я. И подсознательно пыталась еще и свалить часть вины на Женьку. Мол он тоже переодевается.

— Что ты такое говоришь? — мама была возмущена. — Как вам вообще могло прийти это в голову.

Мамин монолог был просто нескончаем.

— Вот почему я нахожу грязными свои вещи, вот почему ты решил отрастить волосы? Ты что испытываешь от этого удовольствие?

— Да! Да! Да! — так хотелось крикнуть мне. Но я продолжала оправдываться.

— С завтрашнего дня ты идешь и подстригаешься! Нечего тут играть в «голубых». Мало мне твои отец нервы помотал — теперь ты еще!

Я сидела и глотала слезы. Мои волосы, мои шелковистые длинные волосы, которые я уже в течение полугода с любовью отращивала и ухаживала за ними, мне предстояло их состричь! Нет, я не хочу! Я не буду! Вся моя сущность противилась этому.

— Где ты берешь косметику?! — мама пыталась окончательно поставить точку.

— У тебя, в косметичке.

— С сегодняшнего дня, я запрещаю тебе к ней прикасаться! Что это за юбка была на тебе?

— Это я по выкройкам…

— Неси и выброси её в ведро! И выброси в ведро свой лифчик трусы и эти ужасные вкладыши!

Я покорно пошла и выбросила свою первую юбку, лифчик, трусики в ведро. Надо сказать, что потом, когда я выносила это ведро, я достала все это и принесла домой, где постирала и долго еще потом носила. Мама забрала свою кофту и положила её в стирку.

Стыд и раскаяние грызли меня тогда, во мне боролись две противоположности. Мне было стыдно, мне было очень стыдно. В душе я начала сожалеть обо все произошедшем. В душе я уже дала себе слово что этого не повторится!

— Мама, ну прости меня, я не буду больше. Это было в первый и последний раз!

Источник

Примеряет платье перед сыном

Я помчалась в свою комнату, сияя от счастья. Теперь я спокойно могла достать свою косметичку и подвести глаза. В первый раз, при маме я делала, это. Я зашла в ванную и принялась за дело. Я решила не наводить полную боевую раскраску, а просто чуть подкраситься. Я достала свой карандаш и собралась было приняться за дело.

— Ты где? — крикнула с кухни мама.

Мама зашла в незакрытую ванную.

— Покажи что у тебя тут.

Я покорно протянула свою косметичку.

— Вот, тут карандаш, помада, тени.

Мама тщательно изучала содержимое.

— Карандаш у тебя плохой, ты его не точишь, поэтому подводка получиться неровной. Тени мои старые, они давно просрочены, а ты со своей нежной кожей через неделю получишь аллергию!

Мама вышла из ванной и вернулась со своей косметичкой.

— Если хочешь краситься, то пользуйся тогда моей. А вообще я хочу тебе помочь. Я сама покажу тебе как надо накладывать макияж.

И начался мой первый урок макияжа.

— Для начала тебе нужно выщипать брови. Но учти, твоего полного превращения в девушку не будет. У тебя есть школа, там ты как была, так и будешь мальчиком!

Мама усадила меня на стул и принялась выщипывать мне брови, делая это аккуратно, но я все равно ойкала от боли.

— Терпи, хочешь быть девушкой, терпи! Красота требует жертв и ты это знаешь.

Читайте также:  Расход ткани для платья летучая мышь

После 15 минут экзекуции, мама разрешила мне взглянуть на себя в зеркало. Я подошла, но глобальных изменений я не увидела. Мама подправила линю бровей и сделали их чуть тоньше. Она подошла ко мне и встала за спиной.

— Да вроде не вижу особой разницы. Я думала ты больше уберешь?

— А в школе как ты объяснишь это?

Да, про школу я и не подумала. За последние полгода на меня и так стали бросать «косые» взгляды. Женька только понимающе помалкивал, а одноклассники как-то стали меня сторониться. Хотя я и раньше не была в школе душой компании, но сейчас отношения испортились окончательно. Я стала каким-то неформальны изгоем.

Ну да ладно, все-равно немного осталось. А там буду поступать в техникум.

Я еще раз осмотрела себя и попросила маму помочь мне сделать правильно макияж.

Мама согласилась и перед началом работы прочитала мне целую лекцию о том, что молодые девчонки накладывая на себя килограммы грима считают это красивым, но есть правила макияжа, но это они начинают понимать позже. Так вот чтобы избежать этих ошибок мама попыталась на примере объяснить как я должна накладывать макияж.

— Не мажься яркими помадами, не делай вычурными глаза и не накладывай килограмм теней на глаза — говорила она — а сейчас я попробую тебе показать как надо это делать.

Мама взяла свою жидкую подводку для глаз, усадила меня на стул и начала колдовать над моими глазами. Она легкими и уверенными движениями, подвела мне глаза и взяв тушь подкрасила ресницы. После этого она сказала, что на сегодня макияжа хватит.

— Теперь займемся твоей прической — сказала она.

Взяла плойку, расческу и принялась делать мне самую простую укладку. Она завила мне кончики волос, которые у меня напоминали слегка укороченное карэ. После этого взяла ножницы и решительно выстригла мне челку.

Надо сказать что все эти превращения мама делала с осторожностью, помня о том, что мне надо появляться на улице, ходить в школу и там не должно быть каких-то подозрений.

Когда она закончила я подошла к зеркалу и ахнула. Уверенная рука мамы, просто сделала чудо. На меня смотрела молодая симпатичная молодая девушка. Я просто запрыгала от счастья.

— Мамочка — ты чудо!

— Нет это ты мое чудо… Леночка

Моему счастью не было предела, я пошла в свою комнату, сняла свой спортивный костюм и одела халат, который иногда носила после ванны. Когда я вышла из комнаты, мама посмотрела на меня и покачала головой. Но что ей оставалось еще делать?

Она критически оценила меня. Потом подошла к своему шкафу и достала от туда пакет и подала мне.

— Халатик, молодежный. Хотела его подарить на 8 марта Марине (это была моя 24 — летняя тетя), но теперь отдам тебе.

— Спасибо, мамочка, ты чудо.

Я примеряла халатик. Он был мне в самый раз. Короткий, красный шелковый халат. Супер. Я была так довольна! Я покрутилась перед зеркалом и в очередной раз нашла себя «шарман». Я достала из своего тайника всю свою женскую одежду и начала показывать маме. Она только удивлено смотрела на это все и молчала.

— Тебе не нравиться? — спросила я.

— Откуда этот хлам?

— Ну что-то я сама купила, что-то у тебя в шкафу взяла в старых вещах.

Мама критично осмотрела весь мой гардероб. Вещи она поделила на две кучки.

— Вот это мы выбросим. А вот это оставим.

— Но мама- попыталась возразить я.

— Не спорь, это хлам.

Я промолчала, не в первый раз я вытаскивала свои вещи из помойки, вытащу и в этот раз. А мама в это время начала собираться за продуктами. Но все-равно это не омрачило моего настроения. Когда за мамой закрылась дверь, я от счастья не знала что делать. Мне так хотелось поделиться этим счастьем. И я решила позвонить Женьке.

— Алло — Женька взял трубку.

— Слушай, я сейчас тебе такое расскажу… — я задыхалась от нетерпения

— Чего? — буркнул Женька.

Мои недельные похождения к психиатру и разговоры с мамой не были для Женьки тайной. Ему я рассказывала все, что происходило. Но он после случая когда мама застала нас вдвоем при весьма «интересных» обстоятельствах старался как можно реже появляться у нас и никогда не звонил мне первым, боясь что трубку возьмет моя мама.

— Мне мама разрешила быть девушкой.

— Ну…? — удивился Женька — И что?

— Она сама меня сейчас накрасила и подарила халатик, который должна была подарить тете Марине!

— Здорово! — порадовался за меня Женька.

Потом я во всех подробностях пересказала Женьке события произошедшие сегодня утром.

— А про меня она ничего не говорила? — спросил Женька.

Ему явно хотелось принимать участие в этих событиях. Да и зачем ему было терять такую безотказную подругу как я. Хоть оральный, но секс у нас все же иногда был.

— Нет ничего. Но я думаю она теперь будет не против.

— Не знаю — засомневался Женька.

— Зато я знаю — отрезала я.

Мы поболтали еще немного и я пообещала ему что спрошу про него у мамы, не против ли она наших отношений. На том мы и порешили.

Когда я положила трубку, я задумалась. Могу ли я теперь носить постоянно женскую одежду? Могу ли носить женское белье, которое так нравилось мне? А еще мне очень хотелось курить. Но я не могла, мало маме потрясений, так еще и это.

Звук поворачиваемого в двери ключа прервал мои размышления. Это мама вернулась из магазина. Странно, что-то она долго ходила! Обычно она ходила в магазин не дольше получаса, а тут задержалась на полтора часа. Мама достала пакет и подала мне.

Я развернула. В пакете лежали женские трусики, колготки, несколько кофточек, джинсовая юбка и девичьи джинсы.

Я просто потеряла дар речи. Мама переломила себя и купила мне женские вещи.

— Померяй, — сказала она — если не подойдет я договорилась с продавщицей, она поменяет. Я задрожала от нетерпения. Это был чудесный день. Мама поддержала меня, не просто поддержала, она помогла мне накраситься и даже начала подбирать мне женский гардероб. Я помчалась в комнату и начала примерять то что принесла мама. В пакете было несколько трусиков, я выбрала черные. Натянула колготки и примеряла кофточку, которую принесла мама. Потом я конечно же одела юбку. В этот момент зашла мама.

— А вот с этой кофтой, я рекомендую тебе все-таки носить джинсы.

Я быстро стянула юбку и одела джинсы. Да, одевать женские джинсы несколько сложнее. Они были узкими, и я с трудом их натянула. Мама осмотрела меня.

Источник